Вернуться к списку проектов

4 Культурная принадлежность исследованных памятников и их позиция в культурно-хронологической шкале Бронзового века

4.1 Культурно-хронологическая принадлежность

В рамках реализации проекта в 2018 г. были проведены археологические исследования разнокультурных памятников на территории Каркаралинского (поселения Алат и Кызылтас) и Шетского (могильник Талдинский-1) районов Карагандинской области. Полученные в ходе работ материалы отражают особенности предметного мира и погребального обряда носителей петровской, алакульской, федоровской и бегазы-дандыбаевской культур на территории Сарыарки. Наиболее ранние комплексы эпохи бронзы были исследованы на могильнике Талдинский-1. На погребальной площадке, вытянутой с запада на восток, визуально зафиксировано 18 сооружений двух культурно-хронологических горизонтов: андроновского и постандроновского.

К петровскому времени принадлежат сооружения 7 и 8, которые представляли собой земляные курганы с каменными ограждениями округлой и овальной в плане формы, во внутриоградном пространстве которых зафиксировано по одной погребальной камере в виде грунтовых могил.

Обнаруженный наконечник копья согласно типологии Е.Н. Черных и С.В. Кузьминых принадлежит к разряду КД-36 [рис. 47]. Данные наконечники хорошо известны по материалам петровских могильников Ащису (Центральный Казахстан) [рис. 2 – 1], Бектениз (Северный Казахстан), Кривое Озеро (Южное Зауралье) [рис. 108]. Все они характеризуются такими признаками как, листовидное перо, ромбический или округло-ромбический стержень и отличаются от синташтинских изделий (Халвай III [рис. 17 – 1], Танаберген II, Жаман-Каргала 1 [рис. 9 – 1, рис. 23 – 3] и др.) наличием цельнолитой втулки. Определенное сходство петровских наконечников копий можно обнаружить и с изделием из Ростовкинского клада [96, рис. 1 – 1], однако, имеется отличие в форме пера.

Рисунок В.47 – Поселение Алат. Реконструкции печи. Возведение стенок печи и заготовка древесного угля

Не противоречат культурной атрибуции обнаруженные в кургане 7 могильника Талдинский-1, металлическая скоба, украшения и два каменные наконечника стрел с усеченным основанием, широко известные в петровских [39, с. 138] и реже в синташтинских комплексах.

Особо интересным представляется керамический комплекс сооружений 7 и 8. Горшковидные сосуды имеют ребро при переходе от шейки к тулову, и характерный геометрический орнамент, что свойственно для гончарной традиции петровцев [34, с. 60]. К примеру, узор в виде вертикальной «елочки» с разделительными линиями можно назвать типичным для орнаментики [76, с. 98], имеющим близкие аналогии в посуде бабинской культуры [рис. 9; 97, рис. 3 – 32, 34, 39, 40, рис. 5 – 29, 34, 35, рис. 6 – 28, 31]. В значительной степени архаичной выглядит и техника нанесения рисунка на одной из банок, представляющая собой оттиск веревочки. Наличие внутреннего ребра под венчиком на двух горшках, характерно для абашевской и синташтинской посуды, исчезающей в последующее время [95, с. 271].

Аналогии миниатюрному сосуду со сквозными отверстиями имеются в синташтинских древностях, где они предназначались для обрядовой практики [ рис. 14] и являются «визитной карточкой абашевской культуры» [99, с. 22]. В Центральном Казахстане известен только один такой сосуд, происходящий из могильника Сатан [100].

Рисунок В.3 – Могильник Сулейман. Ситуационный план

В хронологическом плане еще Г.Б. Здановичем было отмечено, что в Центральном Казахстане известны только позднепетровские памятники, а в качестве погребальных камер использовались преимущественно каменные ящики [39, с. 136]. Идея различия между северо-казахстанскими и центрально-казахстанскими памятниками была хорошо проработана А.А. Ткачевым, который на основании некоторых специфических признаков выделил самостоятельную нуртайскую культуру [43]. Думается, петровцы появляются в регионе довольно рано, о чем могут свидетельствовать некоторые синташтинские реминисценции в металле [101, с. 46], гончарстве (внутреннее ребро, некоторая абашоидная вуаль в керамике Талдинского-1, нанесение орнамента веревочкой), а сделанные ранее выводы, базировались на имевшемся в то время фактическом материале. В этом ракурсе хотелось бы выдвинуть еще одно предположение (которое, как и вышесказанное требует проведения основательной аналитической работы в данном направлении). На горшечных сосудах сооружения 7 могильника Талдинский-1 в месте перехода от шейки к плечику имеется перегиб, что принципиально отличается от известных авторам материалов Центрального Казахстана, где ранее известен был плавно изогнутый переход (к примеру, экземпляры, проиллюстрированные в работах: 43; 102). Эта особенность посуды, обнаруженной в кургане 7 более характерна для синташтинских сосудов [40, рис. 32 – 1-8, 10, 13; 103, рис. 20 – 6, 24 – 3, 25 – 2, 5 и т.д.]. Думается, посуда с резким перегибом характерна для раннепетровских памятников региона, а со сглаженным плавным переходом для поздних (нуртайских по А.А.Ткачеву), соответствующих кулевчинской петровке сопредельных территорий.

Необходимо также обратить внимание на определенный разнобой в терминологии раннеандроновского периода. С нашей позиции, такие дефиниции как петровский и раннеалакульский взаимозаменяемы и синонимичны друг другу, как например, покровские и раннесрубные древности. В свою очередь кулевчинские памятники могут быть соотнесены с позднепетровским временем или завершающим этапом раннеалакульской стадии развития культуры. Актуальность данной конкретизации определяется также размытостью границ между поздней петровкой/раннем алакульем и собственно алакулем, где материалы памятников зачастую могут совмещать признаки как раннего алакуля в его поздней стадии, так и характеристики классического периода.

В сооружении 6 было исследовано два захоронения в каменных ящиках, которые оказались на момент исследований ограбленными. Керамический комплекс содержит сосуды с уступчатым и округлым плечом, что характеризует гончарные традиции алакульского и федоровского населения.

Довольно интересна обнаруженная в погребении подвеска в 1,5 оборота, которая изготовлена из желобчатой пластины и имеет расширенные ложечковидные концы и относительно узкую срединную часть Поверхность бронзовой основы украшений была плакирована золотом. Согласно типологии Н.А. Аванесовой они относятся к типу 1В [72, с. 53].

Данный тип украшений имеет широкое хождение в разнокультурных и разновременных комплексах от Трансильвании до Алтая, на юге доходя до Ирана [72, с. 53; 104, с. 64].

Вопрос генезиса разрабатывался А.Д. Дегтярёвой, вероятно, этот тип появился в культурах шнуровой керамики и новотиторовской культуре степного Предкавказья. Однако, по данным А.Н. Гея, традиция использования височных колец в головном уборе появилась гораздо раньше и известна в погребениях новосвободенской культуры и даже в синкретических древнеямно-новосвободенких комплексах [105, с. 131].

Действительно, в достаточно развитом облике, с ложечковидными концами и узкой срединной частью, подвески в 1,5 оборота обнаружены в Аккермене и Новосёловке – памятниках катакомбной культуры Восточноукраинской лесостепи. Для лесной полосы, появление этих украшений связывается с функционированием фатьяновско-балановского металлургического очага [106, рис. 68 – 7, 9].

На рубеже III – II тыс. до н. э. подвески в 1,5 оборота встречены на Северном и Северо-Восточном Кавказе, на территории Дагестана в памятниках каякентско-харачоевской культуры [107, табл. 109 – 15, 16] и несколько экземпляров происходят из комплекса у сел. Утамыш [107, табл. 94 – 3].

Дальнейшее распространение подвесок на восток связывается с абашевской и синташтинской культурами. Согласно О.В. Кузьминой из памятников первой, происходят не менее 93 экземпляров [105, с. 131] в материалах некрополей у Никифоровского лесничества [99, рис. 16-12, 13], «Человечья голова» [99, рис. 18 – 10, 12] и др.

Причём в качестве материала для изготовления подвесок в 1,5 оборота, как и в новотиторовской и восточноприазовской катакомбной культурах использовалось преимущественно серебро [105, с. 131].

Территориальная экспансия синташтинцев в Южном Зауралье и Западном Казахстане расширила географию бытования этого типа украшений. Они обнаружены на некрополях Каменный Амбар V, Кривое Озеро, Синташтинский I, Синташтинский большой, Танаберген II в количестве 16 штук, причём преимущественно изделия были плакированы золотом, исключение составили 4 подвески изготовленные чисто из бронзы [95, с. 194-195; 98, рис. 22 – 2-5; 105, с. 131]. Э.Р. Усманова отмечает, что подвеска в 1,5 оборота в «синташтинском» головном уборе использовалась в минималистическом стиле. В погребениях обнаруживают, как правило, 2 экземпляра [104, с. 65].

В то же время на территории Северного Причерноморья эти украшения известны в частности по материалам Днепро-Донецкого варианта бабинской (ранее, культуры многоваликовой керамики – КМК, ОКМК) культуры [97, рис. 3 – 24]. На территорию Северного и Центрального Казахстана подвески проникают в начале II тыс. до н. э. и связаны с инвазией петровской культуры, которая согласно мнению некоторых исследователей зародилась в недрах синташтинской культуры [108, с. 290]. Украшения найдены при раскопках северо-казахстанских могильников Бестамак, Кулевчи VI, Верхняя Алабуга, центрально-казахстанских – Шет I, Нуртай, Бозенген, Актобе II [105, с. 131; 109, рис. 71 – 24, 25; рис. 96 – 5, 6, 16, 18, 26; рис. 121 – 9].

В декоре алакульской культуры число подвесок возрастает, достигая 10 штук [104, с. 65]. Они обнаружены на множестве могильников этой культуры, в частности в погребениях Кулевчи VI, Алексеевка, Лисаковский I [105, с. 132; 110, рис. 76].

К позднему бронзовому веку относится сооружение 5 могильника Талдинский-1, о чем свидетельствует обнаруженная керамическая коллекция известная в культурах валиковой керамики, а также материалы работ на поселениях Алтат и Кызылтас.

На поселении Алат раскопом, площадью 108 кв. м были исследованы 2 постройки хозяйственного назначения и установлена их прямая стратиграфия. К нижнему строительному горизонту относится группа хозяйственных ям, верхние границы которых зафиксированы на уровнях 0,7-0,9 м – №№ I-VII, также система столбовых ям.

К верхнему строительному горизонту принадлежит хозяйственная постройка, располагавшаяся в северо-восточной части раскопа, а также хозяйственные ямы, зафиксированные на уровне 0,3 м (№№ VIII-IX) и колодец, использовавшийся, видимо, для нужд производственной деятельности.

Коллекция керамики по ряду таких ведущих признаков как форма плавно профилированных горшков, элементов орнамента в форме вертикального зигзага, горизонтальных рядов насечек, ромбической сетки заштрихованных треугольников нанесенных, как правило, небрежно грубыми, резными линиями, реже крупным гребенчатым штампом, а также по наличию налепного, шириною до полутора сантиметров валика относится к коллекциям культур ОКВК (общность культур валиковой керамики). Отметим аналогию с керамикой таких эпонимных и эталонных памятников эпохи поздней бронзы Казахстана как Алексеевское, Саргары, Улутау, Атасу, Каркаралинское 2, Копа 1. Данные поселения дотируются в рамках широкого диапазона XIII-VIII вв. до н. э.

Аналогии обнаруженному втульчатому двуперому наконечнику стрелы широко известны в ареале культур валиковой керамики [111, рис. 6 – 1; 107 – 1-7; 112, рис. 2 – 12; 113, рис. 84 – 7; рис. 85 – 5], не противоречит этому и фрагмент псалия, известному по материалам памятников Кент [111, рис. 7 – 1-3] и Мыржик [78, рис. 14 – 5].

Рисунок В.7 – Курган-ограда Катпар. Ситуационный план

Керамическая коллекция поселения Кызылтас по ряду таких ведущих признаков как форма плавно профилированных горшков, элементов орнамента в форме вертикального зигзага, горизонтальных рядов насечек, ромбической сетки заштрихованных треугольников нанесенных, как правило, небрежно грубыми, резкими линиями, реже крупным гребенчатым штампом по наличию налепного, шириною до полутора сантиметров ОКВК валика (общность культур валиковой керамики). Аналогичная керамика встречена на поселениях позднего бронзового века Казахстана – Алат, Кент, Саргары, Каркаралинское, Алексеевское и др. И может быть датирована рубежом II-I тыс. до н. э. Радиоуглеродный анализ проведен в RoAMS Laboratory (Romania) и позволил датировать время существования поселения Алат XV-XIII вв. до н.э.

Предварительная обработка.

1) Корешки и гранулы были удалены с помощью пинцета.

2) Кислотно-щелочной (ААА) для устранения карбонаты и вторичной органической кислоты был использован процесс предварительной обработки. После обработки образцов их нейтрализуют с ультрачистой водой и высушили. В кислотной обработки в ААА, образец обработан HCI (1М). В щелочной обработке, образец обрабатывается NaOH, с постепенным повышением уровня концентрации от 0,001 до 1М. Если щелочная концентрация достигает 1М во время обработки, то процесс в таблице описывается как «ААА», если концентрация не достигает 1М, то «АаА».

3) Образец окисляется при нагревании с получением газа СО2.

4) Полученный газ СО2 был очищен в вакуумной линии.

5) Очищенный образец газа СО2 была уменьшена до графита водородом с использованием железа в качестве катализатора.

6) Полученный графит спрессован в мишене держателе с отверстием диаметром 1 мм для датирования АМS 14C, используя машину ручного пресса.

Измерение.

Образец графита был измерен против стандарта щавелевой кислоты (HOxII), предоставленной Национальным институтом стандартов и технологий (США), используя (ускоритель масс-спектрометрия) системы 14C-AMS на основе тандемного ускорителя.

Таблица результатов радиоуглеродного анализа

Lab Number Data without C13 Correction Age of Calibration (yrBP) Calibrated Age (1σ) Calibrated Age (2σ)
1 IAAA-141035 3,170+/-30 3,172+/-26 1494calBC - 1479 calBC 1501calBC - 1409 calBC
2 IAAA-141036 3,070+/-30 3,120+/-27 1339calBC - 1318 calBC 1361calBC - 1298calBC
3 IAAA-141037 3,060+/-40 3,155+/-34 1452calBC - 1421 calBC 1495calBC - 1412 calBC
4 IAAA-141038 3,120+/-30 3,1650+/-30 1467calBC - 1417 calBC 1487calBC - 1423calBC

4.2 Технико-технологический анализ керамики

Технико-технологический анализ керамики проводился по методике А.А. Бобринского, с использованием бинокулярного микроскопа МБС-10 [114]. Программа исследований включала анализ исходного сырья (глин), состава формовочных масс, способов конструирования сосудов и обработки их поверхности.

Помимо особенностей исходного сырья, определялись качественный состав искусственных примесей (песка, дресвы, шамота и др.) и размерность их включений, в соответствии с принятой шкалой: мелкие – 0,5-0,9 мм; средние – 1-1,9 мм; крупные – более 2 мм [Бобринский, 1978, с. 110], (в том числе т.н. гравелитовая фракция, с размером частиц 3–10 мм).

Способы обработки поверхности, конструирования начина и полого тела изучались по фрагментам днищ с придонными частями тулова и по наиболее крупным фрагментам стенок.

Далее, на основе устойчивых сочетаний приёмов изготовления начина и полого тела определялись технологические схемы, по которым изготавливалась керамика памятника. Каждая такая схема соответствует отдельной этнокультурной группе населения, имевшей свои гончарные традиции.

Технико-технологическому изучению подвергаются обычно лишь те обломки, которые имеют достаточную площадь, так как анализ проводится по свежим изломам, причём часть фрагмента дополнительно нагревается в муфельной печи при температуре 850°С–900°С.

Для проведения технико-технологического анализа керамики мастерской 2 поселения Алат учтены 200 фрагментов керамических сосудов*. Из этого количества для получения статистических данных по фрагментам (размеры фрагментов не менее чем 3х3 см) было выделено 42 сосуда. По формальным признакам эта выкладка была разбита на три группы: 1 – посуда валикового типа; 2 – керамика типа андроноидных культур Западной Сибири; 3 – посуда, изготовленная с применением гончарного круга. Подсчет количества сосудов в группах вели только по венчикам и шейкам.

Соотношение групп керамики:

  • Группа 1 – 182 (91 %);
  • Группа 2 – 15 (7,5 %);
  • Группа 3 – 3 (1,5 %);
  • Всего – 200 (100 %).

Посуда группы 1 лепилась вручную, поверхности сосудов без лощения, представлена преимущественно горшечными формами – 182 экземпляра, выделено 30 сосудов типа банок. Банки не орнаментированы, горшки украшались налепным или формованным валиками орнаментом, резным или, реже, гребенчатым.

Наиболее популярные элементы орнамента – наклонные отрезки и вдавления, вертикальный зигзаг, «елочка», защипы пальцами, вертикальные отрезки и вдавления, иногда сетка и равнобедренные треугольники. Из других орнаментальных сюжетов представлены наклонные «лесенки», пересекающиеся отрезки, бессистемные оттиски ногтя, налепные шишечки.

Иные элементы хотя и вписываются в традиционный набор орнаментации, однако не имеют большого удельного веса: это зигзаги, линии и каннелюры, уголковые и подтреугольные вдавления, ряды круглых вдавлений. Такие знаки, как заштрихованные треугольники с шишечками на вершинах, свастические символы, и другие узоры встречались лишь единожды. Валик на сосудах покрывался насечками, пальцевыми защипами, оттисками палочки. Гладкий валик встречается редко. Зона орнаментации – узкая полоса по шейке, плечику или в верхней части тулова. Придонная часть сосуда не орнаментировалась.

Технические приемы украшения поверхности сосудов довольно вариабельны: плоский штамп, в том числе и различные вдавления, нарезка применялась реже, использовалась техника гребенчатого штампа, в основном крупного. Сосуды широкогорлые горшки плавных пропорций с округлыми венчиками, орнаментированные, начиная от венчика, по шейке, плечику и верхней части тулова желобками и каннелюрами в сочетании с мелкими треугольниками, горизонтальной «елочкой», оттисками уголка палочки. Некоторые сосуды имеют широкий плоский налепной валик на шейках горшков. Валик орнаментирован рядом наклонных отрезков или горизонтальной «елочкой», часто дополнен нижней и верхней каннелюрами.

В этой подгруппе выделена серия фрагментов горшков, орнаментированных только рядами каннелюр шириной 3 мм, расположенных в верхней трети сосудов.

К группе 2 керамики мастерской 2 отнесены фрагменты 10 горшков – 7,5 % выделенных сосудов. Сосуды горшечных форм небольших размеров, крупные горшки редки. Днища плоские, имеются экземпляры на поддонах или с уплощенным днищем. При нанесении орнамента применялись техника гребенчатого штампа, фигурный и плоский штамп, нарезка. Орнамент на сосудах группы 2 весьма индивидуален, а повторение декора допускалось очень редко. Господствует геометрический стиль орнаментации – сочетания треугольников, меандровидные узоры или заштрихованные полосы.

Несколько раз встречались шахматный орнамент, желобки на шейке, очень аккуратная сетка. Посуда этой подгруппы довольно тонкостенная (толщина стен 3 мм). Для улучшения функциональных и эстетических качеств сосудов часто применялось лощение. Поиск аналогий посуде этой группы приводит к андроноидным комплексам Западной Сибири. Наиболее отчетливо видны близость группы 2 и керамики еловской и ирменской культур.

Группа 3 –наиболее малочисленная, к ней отнесены 2 сосуда (1,5 %). Это горшки, изготовленные на гончарном круге, или лепные, но подправленные на круге. Черепки плотные, звонкие, тесто хорошо отмучено, мелких фракций. Цвета поверхности – желтый, красный, серый, черный. Посуда не орнаментировалась. Выделены два типа форм: узкогорлые горшки и широкогорлые. Эта керамика близка к посуде земледельческих оазисов Средней Азии.

По результатам анализа фрагментов с венчиками выявлено три вида исходного сырья:

    • слабоожелезненная глина – 1,3 %;
    • среднеожелезненная глина – 87 %;
    • сильноожелезненная глина – 11,7 %.

Кроме того, в среднеожелезненных глинах выделяются (13,4 %) глины с естественной примесью бурого оолитового железняка. По пластичности все глины в большинстве среднепластичные, но в среднеожелезненных 16,4 % образцов изготовлены из пластичных глин.

Отмечено пять рецептов формовочных масс:

      • глина + дресва + навоз – 61 %;
      • глина + шамот + навоз – 19,5 %;
      • глина + дресва + шамот + навоз – 16,9 %;
      • глина + дресва + дроблёная кость + навоз – 1,3 % (1 экз.);
      • глина + песок + навоз – 1,3 % (1 экз.).

При выявлении связи дресвы с её концентрацией обнаружилось, что по частоте применения лидирует дресва крупной размерности (55,7 %) в концентрациях от 1:3 до 1:5, за ней следуют средняя (42,7 %) и мелкая (1 экз. – 1,6 %). С учетом всех типов размерности предпочитались концентрации 1:4 (36,1 %) и 1:5 (54,1 %). В одном из фрагментов выявлена дресва средней размерности, добавлявшаяся в концентрации 1:2. Единственный сосуд с искусственной добавкой песка в формовочной массе (средняя размерность, концентрация 1:4) был, очевидно, привозным. Исходное сырье шамота в 85,7 % случаев было среднеожелезненным, в 14,3 % – сильноожелезненным. Шамот в основном добавляли средний (71,4 %), а также крупный (28,6 %) в концентрациях 1:4 и 1:5. Предпочиталась концентрация 1:5 (89,3 %).

Зафиксированные по фрагментам верхних частей сосудов способы конструирования полого тела относятся к трем видам:

      • лоскутно-комковатый (53 %). Варианты: а) из одного слоя лоскутов (80 %); б) из двух слоев лоскутов (20 %);
      • спирально-лоскутный (9,1 %);
      • спирально-жгутовой (37,9 %).

Выявлено несколько групп сосудов, каждая из которых могла быть изготовлена своим мастером:

      • среднеожелезненная глина с примесью крупной дресвы в концентрации 1:4 + навоз + спирально-жгутовое полое тело;
      • среднеожелезненная глина + крупная дресва в концентрации 1:5 + средний шамот в концентрации 1:5 + навоз + спирально-лоскутное полое тело;
      • среднеожелезненная глина с естественной примесью оолитового бурого железняка + крупная дресва в концентрации 1:5 + крупный шамот в концентрации 1:5 + навоз + спирально-жгутовое полое тело;
      • среднеожелезненная глина + средняя дресва в концентрации 1:4 + средний шамот в концентрации 1:5 + навоз + спирально-жгутовое полое тело;
      • среднеожелезненная глина с примесью крупной дресвы в концентрации 1:4 + навоз в большой концентрации + лоскутно-комковатое полое тело.

По результатам анализа фрагментов придонных частей также выявлено три вида исходного сырья:

      • слабоожелезненная глина –10,8 %;
      • среднеожелезненная глина –73 %;
      • сильноожелезненная глина –16,2 %.

Отмечено три рецепта формовочных масс:

      • глина + дресва + навоз –62,2 %;
      • глина + шамот + навоз –18,9 %;
      • глина + дресва + шамот + навоз –18,9 %.

При установлении связи дресвы с её концентрацией обнаружилось, что по частоте применения лидирует дресва крупной размерности (53,3 %) в концентрациях 1:4 и 1:5, с преобладанием (66,7 %) последней, за ней следуют средняя (43,4 %) и мелкая (3,3 %), обнаружена в одном образце в концентрации 1:3). Исходное сырье шамота в 71,4 % случаев было среднеожелезненным, в 28,6 % – слабоожелезненным. Шамот добавляли средний (57,1 %), а также крупный (42,8 %) в концентрациях 1:4 и 1:5. Предпочиталась концентрация 1:5 (78,6 %).

Выделено пять технологических схем, по которым конструировались сосуды:

      • 1) донно-емкостный лоскутно-комковатый начин с лоскутно-комковатым полым телом (43,3 %). Варианты: а) из одного слоя лоскутов (68,8 %). Первоначально округлые днища пяти сосудов были уплощены внешним глиняным диском; б) из двух слоев лоскутов (31,2 %). Первоначально округлое днище одного сосуда было уплощено внешним глиняным диском;
      • донно-емкостный спирально-лоскутный начин со спирально-лоскутным полым телом (2,7 %);
      • донно-емкостный спирально-жгутовой начин со спирально-жгутовым полым телом (16,2 %);
      • емкостный начин с лоскутно-комковатым полым телом (32,4 %). Один из сосудов этой схемы имел днище, сконструированное из лоскутов по спиральной траектории;
      • донный жгутовой начин со спирально-жгутовым полым телом (5,4 %).

Техника обработки поверхности определена по 22 экземплярам венчиков. Сосуды заглаживались пальцами (5 экз.), травой (7 экз.), тканью (1 экз.), щепкой (4 экз.), деревянным ножом (1 экз.), кожей (3 экз.), подвергались лощению (7 экз.). На внешней поверхности одного из сосудов зафиксирован тонкий слой глиняной обмазки.

Группы 2 и 3. Технико-технологический анализ был проведен по фрагментам с венчиками от 10 сосудов и придонных частей от 2 сосудов.

По фрагментам с венчиками выявлено четыре вида исходного сырья:

      • слабоожелезненная глина – 3,5 %;
      • среднеожелезненная глина – 75,8 %;
      • сильноожелезненная глина – 17,2 %;
      • смесь среднеожелезненной влажной глины с сильноожелезненной сухой – 3,5 %.

Отмечено пять рецептов формовочных масс:

      • глина + дресва + навоз – 44,8 %;
      • глина + песок + навоз – 7 %;
      • глина + шамот + навоз – 27,6 %;
      • глина + дресва + шамот + навоз – 10,3 %;
      • глина + песок + шамот + навоз – 10,3 %.

Дресва использовалась мелкая (43,7 %) в концентрациях 1:4 (71,4 %) и 1:5 (28,6 %), средняя (31,3 %) в концентрации 1:5, крупная (25 %) в концентрациях 1:4 и 1:5. Шамот применялся мелкий (21,4 %) в концентрации 1:5, средний (71,4 %) в концентрациях 1:4 и 1:5, крупный (7,1 %) в концентрации 1:5. С учетом всех типов размерности шамота преобладала концентрация 1:5 (92,9 %). Песок встречался мелкий (1 экз.) и средний (4 экз.) в концентрациях 1:4 и 1:5.

По 18 фрагментам были определены следующие способы конструирования полого тела:

      • лоскутно-комковатый (54,1 %). Варианты: а) из одного слоя лоскутов (61,5 %); б) из двух слоев лоскутов (38,5 %);
      • лоскутно-спиральный (16,7 %);
      • спирально-жгутовой (16,7 %);
      • ленточный кольцевым налепом (12,5 %).

Выявлено несколько групп сосудов, каждая из которых могла быть изготовлена своим мастером:

      • среднеожелезненная глина + мелкая дресва в концентрации 1:5 + навоз + лоскутно-спиральное полое тело;
      • среднеожелезненная пластичная глина + среднеожелезненный шамот средней размерности в концентрации 1:5 + лоскутно-комковатое полое тело;
      • среднеожелезненная высокопластичная глина + среднеожелезненный шамот средней размерности в концентрации 1:5 + полое тело из лент.

Технику обработки поверхности удалось определить по девяти экземплярам: семь их них покрыты лощением по подсушенной основе, один был обработан травой, один – деревянным ножом.

Анализ придонных частей показал наличие следующих технологических схем:

      • среднеожелезненная глина с естественной примесью слюды + мелкая дресва в концентрации 1:4 + навоз и емкостный начин с лоскутно-комковатым полым телом из двух слоев лоскутов (1 экз.);
      • смесь неожелезненной влажной глины со среднеожелезненной сухой + средняя дресва в концентрации 1:4 + навоз и донно-емкостный начин с лоскутно-комковатым полым телом из двух слоев лоскутов (1 экз.).

Внешне вся керамика мастерской 2 поселения Алат имеет большое сходство, однако, судя по количеству технологических схем и рецептов формовочных масс, на поселении одновременно существовало несколько групп гончаров с разными традициями изготовления керамики. По наиболее представленным технологическим схемам можно сказать, что этих групп было не менее трех-четырех, а разные программы конструирования начинов являются свидетельством глубоких различий в их происхождении.

Между данными группами и, следовательно, между теми коллективами, к которым они относились, проходили процессы смешения, приведшие к внешнему культурному сходству керамических сосудов.Опираясь на количественное преобладание техники иных технологических признаков, можно составить представление о культурных традициях гончаров, относившихся к основному населению Алата спосудой саргаринско-алексеевского облика (группа 1).

Саргаринско-алексеевское население состояло из потомков носителей алакульской и федоровской культур, с которыми смешались представители пришлых инокультурных групп. Если обратиться к немногочисленным работам по гончарной технологии срубной культуры, то можно узнать, что её керамика изготавливалась на основе донных и донно-емкостных начинов с применением спирально-жгутового способа конструирования. Скорее всего, саргаринско-алексеевская керамика с донными и донно-емкостными спирально-жгутовыми начинами появилась именно благодаря переселению на территорию Казахстана значительного количества поздних срубников.

Дополнительным свидетельством в пользу этого могут служить данные последних палеоантропологических исследований, говорящие о значительном сходстве саргаринско-алексеевских краниологических материалов со срубного лесостепного Поволжья. По всей вероятности, основные черты общего облика валиковой посуды финальной бронзы первоначально сложились на территории срубной культурно-исторической общности, а затем посредством межплеменных контактов и миграций населения распространились в родственной среде андроновских потомков.

Суперстратная лепная керамика (группа 2) выделена по небольшому количеству фрагментов, происходящих примерно от 15 сосудов. Все они принадлежали различным культурным образованиям, которые, судя по аналогиям, располагались на территории Западной Сибири. Разнообразие их культурной принадлежности не позволяет рассматривать данную группу керамики как единое целое в технологическом смысле.

Керамики южного происхождения (группа 3) насчитано около 3 фрагментов от сосудов с признаками машинного профилирования, что говорит о применении при их изготовлении гончарного круга. Среднеазиатское происхождение керамики, изготовленной с помощью гончарного круга, несомненно. Данная керамика обнаруживает сходство с посудой некоторых среднеазиатских культур конца эпохи бронзы, например, поздней фазы Намазга-VI Таджикистана и сапалитепа Южного Узбекистана.

Для проведения технико-технологического анализа керамики могильника Талдинский-1 были представлены археологически целые и фрагментированные керамические сосуды, в том числе 14 экземпляров эпохи средней бронзы (алакульская и фёдоровская культуры) и 2 экземпляра эпохи финальной бронзы (саргаринско-алексеевская культура).

Результаты технико-технологического анализа керамики средней бронзы.

Сосуд № 3 (сооружение 1). Исходное сырьё – среднеожелезнённая пластичная глина с естественной примесью бурого железняка; рецепт формовочной массы – крупная дресва в концентрации 1:5 + навоз; начин – ёмкостный лоскутно-комковатый; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый зональный налеп; обработка внешней поверхности – глиняная обмазка. Поддон образован глиняным жгутиком, обёрнутым вокруг дна.

Сосуд № 4 (сооружение 1). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – крупная дресва в концентрации 1:5 + навоз; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка поверхности – не определяется.

Сосуд № 5 (сооружение 2). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – крупная дресва в концентрации 1:5 + навоз; начин – донно-ёмкостный лоскутно-комковатый; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка внутренней поверхности – заглаживание деревянным ножом.

Сосуд № 6 (сооружение 2). Исходное сырьё – среднеожелезнённая пластичная глина; рецепт формовочной массы – крупная дресва в концентрации 1:5 + крупный среднеожелезнённый шамот в концентрации (1:5) + навоз; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка внутренней поверхности – заглаживание деревянным ножом.

Сосуд № 7 (сооружение 2). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – некалиброванная дресва, с преобладанием средней размерности, в концентрации 1:3 + навоз в малой концентрации; начин – ёмкостный лоскутно-комковатый; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка внутренней поверхности – глиняная обмазка.

Сосуд № 8 (сооружение 2). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – мелкая каолиновая дресва в концентрации 1:5 + навоз в малой концентрации; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка поверхности – не определяется.

Сосуд № 9 (сооружение 2). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина с естественной примесью обломочного бурого железняка; рецепт формовочной массы – средний слабоожелезнённый шамот в концентрации (1:5) + навоз; начин – донно-ёмкостный лоскутно-комковатый; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка обеих поверхностей – глиняная обмазка.

Сосуд № 10 (сооружение 3). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – средняя дресва в концентрации 1:5 + навоз в малой концентрации; начин – ёмкостный лоскутно-комковатый; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка поверхности – не определяется. Венчик сформован из глиняного жгутика, прилепленного на верхний край ёмкости.

Сосуд № 11 (сооружение 3). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – мелкая дресва в концентрации 1:3 + навоз в малой концентрации; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка поверхности – не определяется.

Сосуд № 12 (сооружение 3). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – некалиброванная дресва, с преобладанием мелкой размерности, в концентрации 1:3 + навоз в малой концентрации; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка внешней поверхности – лощение.

Сосуд № 13 (сооружение 3). Исходное сырьё – среднеожелезнённая пластичная глина; рецепт формовочной массы – мелкий песок в концентрации 1:4 + навоз в большой концентрации; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка поверхности – не определяется.

Сосуд № 14 (сооружение 4). Исходное сырьё – среднеожелезнённая пластичная глина; рецепт формовочной массы – мелкая дресва в концентрации 1:4 + навоз в малой концентрации; начин – донно-ёмкостный спирально-лоскутный; полое тело – однослойный спирально-лоскутный налеп; обработка поверхности – не определяется. При формообразовании применялось выбивание, поддон образован глиняным жгутиком, обёрнутым вокруг дна.

Сосуд № 15 (сооружение 4). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – мелкая дресва в концентрации 1:4 + навоз в малой концентрации; начин – донно-ёмкостный лоскутно-комковатый; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка поверхности – не определяется.

Сосуд № 16 (сооружение 4). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – мелкая дресва в концентрации 1:4 + навоз в малой концентрации; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп; обработка поверхности – не определяется.

По ожелезнённости всё исходное сырьё относится к среднеожелезнённым глинам. При этом, по особенностям состава и концентрации естественных примесей в них можно выделить 4 вида:

      • пластичная глина – 14,3%
      • пластичная глина с мелким оолитовым бурым железняком – 7,2%
      • среднепластичная глина – 71,3%
      • среднепластичная глина с мелким оолитовым бурым железняком – 7,2%.

Отмечено 5 рецептов формовочных масс:

      • глина + дресва + навоз – 28,4%
      • глина + дресва + навоз в малой концентрации – 50%
      • глина + шамот + навоз – 7,2%
      • глина + дресва + шамот + навоз – 7,2%
      • глина + песок + навоз – 7,2%

При выявлении связи дресвы с её концентрацией обнаружилось, что первой по частоте применения использовалась дресва мелкой размерности (50%), в концентрациях 1:3, 1:4 и 1:5, за ней следуют крупная (33,3%) и средняя (16,7%). С учётом всех типов размерности предпочиталась концентрация 1:5 (50%). Крупная дресва применялась только в концентрации 1:5.

Исходное сырьё шамота в одном случае было слабоожелезнённым и в одном (в смешанном рецепте) — среднеожелезнённым. Концентрация добавки шамота в обоих случаях была не более 1:5. Песок, обнаруженный в составе формовочной массы одного из сосудов (№ 13), был мелкий, в концентрации 1:4.

Зафиксированные способы конструирования полого тела относятся к однослойному лоскутно-комковатому виду, за исключением одного сосуда (№ 14) со спирально-лоскутным полым телом.

Особенности конструирования начинов были определены по 7 сосудам. Обнаружено присутствие донно-ёмкостной (57,1%) и ёмкостной (42,9%) программ. Ранее было установлено, что сосуды с донно-ёмкостными начинами относятся к алакульской культуре андроновской культурно-исторической общности, а с ёмкостными – к фёдоровской [Ломан, 1993, с. 29].

У двух сосудов (№№ 3, 14) наблюдается поддон, изготовленный из обёрнутого вокруг днища глиняного жгута. Венчик одного сосуда (№ 10) был изготовлен из глиняного жгута, прилепленного на верхний край ёмкости.

Выделено три технологические схемы, по которым конструировались сосуды:

      • донно-ёмкостный лоскутно-комковатый начин с лоскутно-комковатым полым телом (42,9%);
      • донно-ёмкостный спирально-лоскутный начин со спирально-лоскутным полым телом (14,2 %);
      • ёмкостный начин с лоскутно-комковатым полым телом (42,9%).

Технику обработки поверхности удалось определить лишь по 6 экземплярам, у остальной поверхности покрыты солевой коркой и следы обработки не читаются. Сосуды заглаживались деревянным ножом (2 экз.), подвергались лощению (1 экз.). На внешней поверхности одного из сосудов ((№ 3) и на внутренней поверхности другого (№ 7) был зафиксирован тонкий слой глиняной обмазки. Ещё у одного сосуда обмазкой были покрыты обе поверхности (№ 9).

Значительная часть алакульских сосудов керамической коллекции памятника обнаруживает единство навыков изготовления. Основную культурную традицию можно обобщённо охарактеризовать следующим образом: исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы – мелкая дресва + навоз в малой концентрации; начин – донно-ёмкостный лоскутно-комковатый; полое тело – однослойный лоскутно-комковатый налеп.

На этом фоне выделяется несколько сосудов, которые были изготовлены гончарами с несколько иными культурными традициями. Это сосуд № 9 (глина с естественной примесью обломочного бурого железняка и наличие шамота в формовочной массе), сосуд № 13 (искусственная добавка песка и очень значительная концентрация навоза в формовочной массе), сосуд № 14 (спирально-лоскутное полое тело и применение выбивания при формообразовании). Условно их можно считать привозными, хотя они могли быть изготовлены и приезжими мастерами.

Анализ фёдоровских сосудов позволяет предположить, что сделавшие их гончары обитали совместно с местными алакульцами, поскольку применяли дресву, изготовленную из того же самого минерала. Результаты технико-технологического анализа керамики поздней бронзы.

К этому периоду относится всего 2 сосуда.

Сосуд № 1 (сооружение 1, погребение). Исходное сырьё – сильноожелезнённая пластичная глина; рецепт формовочной массы – дресва мелкой размерности в концентрации 1:4 + навоз; начин – донно-ёмкостный, лоскутно-комковатый из двух слоёв лоскутов; полое тело – двухслойное лоскутно-комковатое; обработка поверхности – заглаживание пучком травы.

Сосуд № 2 (сооружение 1, погребение). Исходное сырьё – среднеожелезнённая среднепластичная глина; рецепт формовочной массы –дресва средней размерности в концентрации 1:5 + слабоожелезнённый шамот средней размерности в концентрации 1:5 + навоз; начин – донно-ёмкостный, лоскутно-комковатый из двух слоёв лоскутов; полое тело – двухслойное лоскутно-комковатое; следы обработки поверхности не читаются.

Судя по отличиям в исходном сырье и рецептуре формовочной массы, сосуды были изготовлены гончарами из разных саргаринско-алексеевских общин.

Иллюстрации рабочего процесса

Об институте

Казахский научно-исследовательский институт культуры
Министерства культуры и спорта Республики Казахстан

ТОО «Казахского научно-исследовательского института культуры» является научно-исследовательской и проектной организацией Республики Казахстан по системному анализу культурного пространства страны во всех его уровнях, участию в выработке государственной культурной политики, научному и методическому обеспечению деятельности государства в области культуры и информации, комплексному изучению и сохранению историко-культурного наследия Казахстана.

Миссия Казахского научно-исследовательского института культуры заключается в осуществлении углубленного системного анализа сферы культуры и научно-исследовательской деятельности, реализации Концепции культурной политики Республики Казахстан, сохранении и изучении историко-культурного наследия Казахстана, интеграции в мировое культурное пространство и эффективном международном сотрудничестве.

Официальный сайт: www.cultural.kz

О группе

Жауымбаев Сагандык Убаевич

Руководитель проекта

Жауымбаев С.У. имеет более 60 научно и научно-методичские публикации в региональных, республиканских и зарубежных (российских) изданиях, среди которых особое место занимают: монография «Горное дело и металлургия бронзового века Сарыарки», два учебных пособия «Қазақстан археологиясы» и «Алғашқы қауымдық құрылыс тарихы», один из авторов областной энциклопедии «Караганда и Карагандинская область» выпущены на двух языках в 2007-2008 годах, методические указания для студентов исторических специальностей – «Средневековые города и поселения Казахстана», «Методические указания по истории первобытного общества», «Методические указания и по истории СССР эпохи феодализма на казахском языке, а также «Словарь – указатель по археологии и истории первобытного общества». С.У. Жауымбаевым подготовлены видеоматериалы «Археологические памятники Казахстана». Так же подготовил курсы лекций на электронных носителях по курсам: «Археология» и «История первобытного общества» и «Древняя история Казахстана». Научно-исследовательская и воспитательная деятельность археолога – педагога Жауымбаева С.У. неоднократно было показано по Республиканскому и Карагандинскому телевидению.

Участники проекта: В.В. Евдокимов, А.И. Кукушкин, Е.А. Дмитриев, О.С. Шохатаев, М.С. Химади.